ВВП стран мира в 2017 году, прогноз на 2020 год

Аналитики оценили ущерб экономике России от коронавируса

Падение цен на нефть из-за распространения коронавируса 2019-nCoV может негативно отразиться на динамике российского ВВП, пишут экономисты Citi Иван Чакаров и Артем Заигрин (обзор есть в распоряжении РБК, первыми на него обратили внимание «Ведомости»).

По оценкам аналитиков Citi, цена барреля Brent может снизиться на $11 в 2020 году, что затормозит темпы роста экономики России на 0,28 п.п. (до 1,72%, прогноз Citi по приросту ВВП России в 2020 году — 2%).

Ущерб экономике России из-за коронавируса может обнулить положительный эффект от объявленных президентом Владимиром Путиным новых демографических мер по поддержке семей с детьми. В 2020 году правительство дополнительно направит 383,3 млрд руб. на социальные расходы, в том числе на финансирование выплаты маткапитала на первого ребенка, а также нового адресного пособия на детей. Если российские семьи получат и потратят все эти деньги, то прибавка к ВВП может составить 0,24 п.п., оценивают в Citi.

Минэкономразвития прогнозирует, что в результате объявленных президентом мер соцподдержки совокупная прибавка к росту ВВП в 2020 году составит 0,3 п.п. То есть, при прочих равных реальный рост ВВП в 2020 году составит порядка 2% вместо 1,7% в действующем базовом варианте экономического прогноза ведомства.

По последним данным ВОЗ, заражены коронавирусом более 17 тыс. человек, подавляющее большинство — в Китае. За пределами страны зафиксировано 153 подтвержденных случая заражения более чем в 20 государствах.
Умерли 427 человек.

В России выявлены два зараженных, оба — граждане Китая. Из китайского города Ухань, который остается эпицентром распространения болезни, 4 февраля вылетел первый самолет российского Минобороны, который задействован для эвакуации российских граждан.

Нефть и туристы

Негативный эффект от снижения экспорта в Китай и турпотока оттуда будет, по мнению аналитиков Citi, относительно невелик. Китай — наиболее крупный торговый партнер России, объем экспорта составляет $61 млрд, причем 70% составляют нефть и другие энергоносители. Главным образом на замедление российской экономики может повлиять снижение цены на нефть.

Из суммарного месячного импорта нефти в Китай на российские поставки приходится 15%. Экономисты Citi оценивают, что в феврале исключительно из-за вируса импорт снизится с 13 млн барр. в день до 10 млн.

При новом прогнозе банка в $54 за баррель это будет означать потерю 0,5% ВВП для российского экспорта, но в пересчете на весь год. Это самая верхняя оценка, предупреждают аналитики, февральский эффект не будет распространяться на весь год.

Что касается туристов, то в 2019 году Россию посетили 2 млн граждан Китая (это 8% от всех въехавших в страну иностранцев), половина из них были туристами, которые платили в среднем $2 тыс. за шестидневную поездку. Если предположить, что число посещающих Россию граждан Китая сократится вдвое в этом году, ущерб для российской экономики составит порядка $1–1,5 млрд, так как не все посетители приезжают как туристы и тратят соответствующие суммы.

Альфа-банк прогнозирует в 2020 году рост ВВП на 1,8%. Эпидемия коронавируса не создает риска понижения годового прогноза, пишет в обзоре Альфа-банка главный экономист банка Наталия Орлова. Однако это может ограничить потенциал его повышения. «Поскольку рост российского ВВП в текущем году базируется на ожиданиях госинвестиций, мы считаем, что сложившаяся ситуация пока не создает угрозы для нашего прогноза экономического роста России на уровне 1,8% год к году на 2020 год. Однако ухудшение внешней среды означает, что ускорение роста до значения более чем 2% год к году будет требовать очень больших усилий, и, таким образом, повышение прогноза роста выше 2% уровня выглядит маловероятным в этом году», — указывает Орлова.

Экономический прогноз на 2020 год

Что будет с рублем, долларом и нефтью

1. Каким будет ВВП по итогам года?

2. Каким будет курс рубля к доллару в конце года?

3. Какой будет цена нефти к концу года?

4. Какой будет инфляция по итогам года?

Олег Сысуев, первый заместитель председателя совета директоров АО «Альфа-банк»:

1. ВВП будет низкий. Думаю, в районе единицы, потому что у нас мало что меняется фундаментально, главное у нас все тоже — нефть и газ. Новых содержательных точек роста практически нет. Возможно, рост ВВП может быть и чуть больше единицы — эта надежда связана со стартом национальных проектов. Но в условиях, когда страна все больше и больше закрывается, а глобальный рынок все больше и больше коммуницируется, это сложно, поэтому, если ничего не изменится, мы будем все больше и больше отставать. Мы как бы приветствуем санкции, говорим, что это мобилизует и что мы сами внутри себя сможем все сделать. Но все изменилось, и без международной кооперации и открытости невозможно идти вперед.

2. Предположу, что курс рубля не опустится ниже 65 руб. и не поднимется выше 60 руб. за доллар. В конце 2019-го было некоторое укрепление рубля, но, скорее всего, это явление временное. Думаю, что сильного укрепления, как и ослабления, ждать не стоит. Рубль будет колебаться в том же коридоре, что и в 2019 году. Центробанк проводит достаточно уверенную и грамотную денежную политику. Не исключаю, что выход Великобритании из ЕС без сделки может оказать негативное влияние на курс.

3. Думаю, что цена на нефть будет колебаться в коридоре — $45–50 за баррель. Конец 2019 года ознаменовался активными консультациями и договоренностями нефтедобывающих стран, и это дает надежду, что в 2020 году удастся избежать каких-то очень серьезных негативных изменений цены на нефть. Цена не должна опуститься ниже $45 за баррель, но и серьезных рывков вверх тоже ждать не стоит. «Брексит» и начало избирательной кампании в США способны оказать серьезное влияние на рынки и цены на нефть. Россия, как страна со слабой экономикой, сильно зависит от поведения международных рынков. А жесткий выход Великобритании без сделки по «Брекситу» может оказать очень негативное влияние на рынки.

4. Инфляция будет невысокая, даже низкая — от 2,5% до 4%, и не выше. В России накоплены внушительные резервы, которыми распоряжаются профессиональные люди — я имею в виду ЦБ, перед которыми поставлена задача максимального сдерживания инфляции. Безусловно, также надо учитывать и невысокую покупательную способность населения. Доходы населения не растут, и я не вижу особой возможности их повышать.

Евгений Надоршин, главный экономист «ПФ Капитал»:

© Юрий Стрелец/Коммерсантъ

1. Темпы роста экономики замедлятся по отношению даже к невпечатляющей динамике этого года. Я ожидаю прироста ВВП на 0,5%. Основной причиной станет более медленный рост спроса домохозяйств на товары и услуги на фоне инвестиций, которые так и не начнут динамично расти. Потребительский спрос — основной драйвер роста экономики, и на протяжении уже многих лет потенциал его увеличения существенно сократился.

2. Я полагаю, что мы можем снова увидеть 75 руб. за доллар. Основными причинами этого станут упавшие цены на сырье, в первую очередь нефть, из-за ощутимого замедления темпов роста мировой экономики и спада в мировой торговле. Торговая война между США и Китаем внесет в это значительный вклад.

3. В 2020 году нефть будет падать. Я ожидаю, что минимальные значения, которые мы увидим, будут около $40 за баррель. К концу года жду частичного восстановления цен, средняя за год составит около $55 за баррель.

© Евгений Павленко/Коммерсантъ

4. Инфляция ускорится по сравнению с концом 2019 года и к декабрю 2020-го составит 4,5%. Этому будет способствовать, в частности, более дешевый рубль.

Леонид Григорьев, главный советник руководителя Аналитического центра при правительстве РФ:

1. Российский рост идет вяло, и все прогнозы по ВВП остаются между «медленным» 1,5% и «бурными» 2%. Потребление не может раскрутиться из-за социального неравенства: состоятельные, как говорят, закупились, а бедным не особенно есть на что. Инвестиционный подъем требует и институтов (права собственности) получше, и процентные ставки пониже, и предпринимательству полегче, а то его доля в экономике сокращается. Пока все это в дебатах есть, но бюрократизация душит даже госрасходы: по всем тендерам пока все крючки выполняли — а триллион не истратили. Можно ждать, что в 2020-м национальные проекты пойдут веселее, но этого мало для бума.

2. Стабильность в мире, медленный рост дома — что рублю меняться? Наш рубль держится в колее, тем более что Центробанк также борется за стабильность и снижение инфляции. И от нефти больших свингов не ждем. Укрепление могло бы пойти от некоторого ослабления санкций и притока капитала, но пока шансы на это не выглядят значительными… Так что среднегодовой курс рубля нам «рисуют» 66–68 руб. (примерно на рубль с копейками вниз от 2019 года), что выглядит разумно и для курса на конец следующего года.

3. Спасибо ОПЕК+, что цены на нефть колеблются в относительно умеренных пределах. На таблицах курс доллара в рублях и цена барреля в долларах стали так похожи, что можно перепутать: $63 за бочку в 2019 году. Прогнозы на будущий год разнятся мало: эксперты держат примерно $62–65 на «высокой руке». Но «осторожные руки» Минэкономразвития и ЦБ прижимают прогноз до $55–57, с тем чтобы заложить в бюджет вечный предохранитель от дефицита. Мы остаемся с оптимистами, тем более что 66 руб. на $63 дают примерно 4,2 тыс. руб.— тут и сидит главный доход бюджета.

4. Для полного счастья стабильности немного не хватает замедления инфляции. Оптимисты замахиваются в прогнозах аж на 3% инфляции по году. Ну, это возможно в наших реалиях при определенном сочетании параметров: стабильности цен на нефть, умеренных доходах, торможении цен на услуги (они обычно обгоняют товары) и хорошем урожае овощей с падением цен на них в третьем квартале. Что до услуг, почти все мы узнаем уже на Старый Новый год, когда увидим, как подскочат ценники по услугам на 2020 год. Остальное будет маневрами между ростом зарплат, спросом и реакцией цен. Но 3–4% роста цен в среднем означает большой разброс с попытками получить побольше платежей с состоятельных граждан.

Евгений Коган, президент инвестгруппы «Московские партнеры», профессор Высшей школы экономики:

1. Главная проблема РФ сегодня — это недостаточно сильный экономический рост. Даже высокая нефть не дает ВВП расти хотя бы на 2% в год. В экономике необходимо проводить большие структурные реформы, направленные на улучшение инвестиционного климата и привлечение инвестиций (одних государственных денег явно недостаточно для хорошего роста ВВП), поддержку малого и среднего бизнеса. Вместе с тем реализация большого количества национальных проектов также не дает должного эффекта. Основная причина: государственные деньги, выделяемые на реализацию нацпроектов, зачастую попросту не доходят до малого и среднего бизнеса, не просачиваются до него через сито крупных государственных и частных компаний. Это на самом деле большая проблема, которая непосредственно влияет на то, что темпы роста экономики недостаточно велики. Полагаю, что в 2020 году рост ВВП превысит 2%. Однако, зная, как в ведомстве господина Орешкина хорошо умеют работать с цифрами, не удивлюсь, если в итоге рост превысит 2,5%.

© Геннадий Гуляев/Коммерсантъ

2. Российская валюта теоретически может продолжать укрепляться, хотя тут вопрос более чем творческий, поскольку сильный рубль не особенно нужен нашим экспортерам. В случае продолжения укрепления рубля прибыли основных компаний-экспортеров будут снижаться. Но это вряд ли допустят. Покупки валюты Минфином, скорее всего, будут продолжаться и могут быть увеличены. Поэтому рубль, как мне видится, будет находиться в диапазоне 60–63 руб./$. Хотя вполне возможно, что к концу 2020 года он может быть и 65–70 руб./$. Все это, разумеется, subject to, что мы не увидим каких-либо драматических событий в мире, которые могут смешать карты.

© Евгений Дудин/Коммерсантъ

3. Цены на нефть — это самый сложный вопрос. Да, сегодня цены относительно высоки на фоне заключения первой фазы торговой сделки США и Китая, недавних решений ОПЕК, а также успешного IPO Saudi Aramco. Но что будет дальше? Рискну предположить, что в первой половине года нефть будет стоять достаточно высоко. Не исключаю даже рост от текущих уровней до $70 за баррель по марке Brent. А вот что касается второго полугодия, то здесь что-то определенное сказать сложно.

4. В России инфляция главным образом зависит от изменения тарифов естественных монополий или от роста спроса со стороны населения. Ни тот, ни другой факторы, скорее всего, расти также не будут. Поскольку реальные доходы населения падают, то и спросу взяться, по сути, неоткуда. Посему ожидаю инфляцию по году в рамках 3–3,5%, а то и меньше.

Экономический прогноз «Мир в 2050 году»

Несмотря на замедление темпов роста экономики Китая после 2020 года, расстановка сил в мировой экономике продолжит меняться в пользу развивающихся стран

Ключевые выводы отчета PwC «Мир в 2050 году»:

* Китай, несомненно, станет крупнейшей экономикой к 2030 году, однако в долгосрочной перспективе темпы роста китайской экономики, скорее всего, окажутся на уровне общемирового среднего показателя.
* К 2050 году Индия может поспорить с США за второе место.
* Индонезия, Мексика и Нигерия, возможно, вытеснят Великобританию и Францию из первой десятки.
* Филиппины, Вьетнам и Малайзия также должны значительно улучшить свои позиции в рейтинге.
* По сравнению с Бразилией и Россией экономика Колумбии и Польши будет расти более быстрыми темпами за рассматриваемый период до 2050 года.

В течение следующих 35 лет в мировой экономике продолжится перестановка сил – промышленно развитые страны Северной Америки, Западной Европы и Япония постепенно утратят роли лидеров, даже несмотря на прогнозируемое замедление темпов роста Китая (ориентировочно после 2020 года).

Это один из основных выводов, содержащихся в новом отчете PwC«Мир в 2050 году. Продолжатся ли изменения в расстановке сил в мировой экономике?». В отчете представлены долгосрочные прогнозы потенциальных темпов роста ВВП до 2050 года по 32 крупнейшим странам мира, на долю которых приходится 84% мирового ВВП.

В отчете указывается, что в период с 2014 по 2050 г. средние темпы роста мировой экономики прогнозируются на уровне чуть выше 3% в год. В результате к 2037 году мировой ВВП удвоится, а к 2050 году увеличится почти в три раза. Однако после 2020 года темпы роста мировой экономики, вероятно, начнут замедляться под воздействием двух факторов: 1) снижения темпов экономического роста Китая и некоторых других крупных стран с формирующимся рынком и сохранения умеренных темпов роста этих стран в долгосрочной перспективе; 2) замедления темпов роста численности населения трудоспособного возраста.

Джон Хоксворт, главный экономист PwC и один из авторов отчета, так комментирует результаты исследования:

«Существуют различные методы сравнения размера экономик, но вне зависимости от используемого метода, по нашим прогнозам, Китай станет крупнейшей экономикой к 2030 году. Однако мы также ожидаем, что темпы роста китайской экономики значительно замедлятся где-то после 2020 года в результате действия следующих факторов: старения населения страны, снижения доходности инвестиций (в настоящее время Китай демонстрирует высокие темпы роста капиталовложений) и необходимости более активно разрабатывать инновационные решения для повышения производительности труда, а не копировать существующие технологии производства. Мы полагаем, что Китай будет следовать общей тенденции, наблюдавшейся в прошлом в быстрорастущих странах, таких как Япония и Южная Корея, где высокие темпы роста с течением времени снизились до среднемирового уровня. У Индии имеется потенциал для того, чтобы сохранить более высокие темпы роста своей экономики в течение более длительного периода и довести размер своего ВВП до 10 триллионов долларов США по паритету покупательной способности (ППС) примерно к 2020 году, а по рыночному обменному курсу – к 2035 году. Однако реализация этого потенциала зависит от последовательного осуществления институциональных реформ и программы инвестиций в развитие инфраструктуры, а также от того, сумеет ли Индия поднять уровень образования среди всех групп населения».

В таблице 1 ниже показана динамика рейтинга стран мира по ВВП согласно прогнозу PwC (более подробная информация содержится в Примечании 1 в конце пресс-релиза).

В отчете также содержатся прогнозные показатели ВВП по рыночным обменным курсам без корректировки относительных цен. При таком расчете Китай обгонит США примерно в 2028 году, а Индия однозначно займет третье место в рейтинге крупнейших экономик мира в 2050 году, немного отставая от США.

Таблица 1. Прогнозный рейтинг стран по размеру ВВП, рассчитанного по паритету покупательной способности (ППС) (в постоянных ценах 2014 года, выраженных в долларах США)

2014 г.

2030 г.

2050 г.

Страна

ВВП по ППС

(долл. США за 2014 г.)

Страна

Прогнозируемый размер ВВП по ППС

(долл. США за 2014 г.)

Страна

Прогнозируемый размер ВВП по ППС

(долл. США за 2014 г.)

Источник: база данных МВФ «Перспективы развития мировой экономики» (по состоянию на октябрь 2014 года) для расчета показателей за 2014 год; прогнозные оценки PwC на 2030 год и 2050 год.

В таблице 2 ниже представлены среднегодовые темпы роста реального ВВП, на основании которых составлен прогнозируемый рейтинг стран с выделением двух составляющих: роста численности населения и роста среднего дохода на душу населения.

Таблица 2. Прогнозируемые средние темпы роста реального ВВП (% в год, 2015–2050 гг.)

Страна

Средние темпы роста

численности населения

Средние темпы роста реального ВВП на душу населения

Средние темпы роста реального ВВП

Источник: анализ PwC с учетом прогнозов численности населения, сделанных специалистами ООН.

Представленные в таблицах 1 и 2 прогнозные оценки позволяют выявить важные моменты в отношении не только Китая и Индии, но и других стран.

* Страны с формирующейся рыночной экономикой, такие как Индонезия, Бразилия и Мексика, имеют потенциал для того, чтобы к 2030 году обойти Великобританию и Францию по размеру ВВП, причем Индонезия к 2050 году может подняться на четвертое место в мировом рейтинге, если она продолжит осуществлять политику, направленную на создание условий для экономического роста в стране.
* В долгосрочной перспективе Нигерия, Вьетнам и Филиппины займут гораздо более высокие места в мировом рейтинге стран по размеру ВВП, что отражает их относительно высокие среднегодовые темпы роста (по прогнозам они составят 4,5–5,5% в год) до 2050 года.
* Прогнозируется, что среднегодовые темпы роста Малайзии до 2050 года также будут находиться на уровне 4%. По этому показателю Малайзия стоит в рейтинге выше Китая, среднегодовые темпы роста которого за этот же период составят около 3,5%. Это впечатляющий результат для страны, которая уже достигла среднего уровня дохода на душу населения.
* Экономика Колумбии, согласно прогнозам PwC, тоже будет расти темпами на уровне 4% в год до 2050 года, что значительно выше темпов роста более крупных соседних стран Южной Америки, таких как Бразилия и Аргентина.
* Согласно прогнозам, самые медленные темпы роста среди всех 32 стран будут у Японии, что частично вызвано устойчивым снижением численности населения. В результате прогнозируется, что к 2050 году Япония опустится в мировом рейтинге стран по размеру ВВП с четвертого на седьмое место.
* Налицо тенденция ухудшения позиций европейских стран в рейтинге. В течение рассматриваемого периода до 2050 года средние темпы роста крупнейших стран еврозоны прогнозируются на уровне 1,5–2% в год.
* Из крупных стран – членов Евросоюза самые высокие темпы роста будут у Польши, которая обойдет Россию с точки зрения долгосрочного роста.

В отчете также приводятся оценки PwC относительно доли стран в мировом ВВП по ППС на основании сделанных прогнозов (исходя из допущения о том, что темпы роста группы небольших по размеру ВВП стран, которые не были включены в модель, в среднем равны темпам роста группы из 32 крупнейших стран, включенных в исследование). На рисунке 1 ниже показано, что:

* доля Китая в мировом ВВП, согласно прогнозам, стабилизируется на уровне 20% (с середины 20-х годов и до конца рассматриваемого периода) в результате снижения темпов роста китайской экономики до среднемировых;
* доля США будет постепенно уменьшаться примерно с 17% в настоящее время до примерно 14% к 2050 году, тогда как доля Индии может удвоиться с нынешних 7%, и к середине века ВВП Индии почти сравняется с ВВП США, рассчитанным по ППС;
* общая доля стран ЕС в мировом ВВП уменьшится с 17,5% в настоящее время до всего лишь 12% к 2050 году. Прогноз сделан исходя из допущения о том, что темпы роста ВВП всего Европейского союза будут равны совокупным темпам роста семи крупнейших стран ЕС, включенных в исследование.

По словам Джона Хоксворта:

«Европа должна приложить усилия к тому, чтобы улучшить свои результаты, иначе она останется позади всех в результате происходящих изменений в расстановке сил в мировой экономике. Эти изменения возвращают нас в ситуацию, при которой ведущая роль в мировой экономике принадлежала странам Азиатского региона. Последний раз такая ситуация наблюдалась до промышленной революции. Возможно, США покажут более высокие результаты, если смогут остаться мировыми лидерами в области новейших технологий».

Рис. 1. Изменение в расстановке сил в мировой экономике: прогнозируемые доли стран в мировом ВВП по ППС

Источник: прогнозные оценки PwC исходя из расчетов МВФ на 2014 год.

Однако эти прогнозы сделаны исходя из допущения о том, что страны с развивающейся рыночной экономикой продолжат осуществлять политику, направленную на создание условий для экономического роста. На практике, возможно, не все они будут проводить такую политику, поэтому не все эти страны реализуют потенциал, указанный в прогнозах роста, сделанных PwC. В то же время некоторые страны могут превзойти прогнозные показатели при условии, что им удастся ускорить темпы роста инвестиций и реализацию институциональных реформ.

Какой подход должны использовать компании в отношении развивающих рынков?

Результаты анализа PwC позволяют дать компаниям, которые намерены разработать стратегии своей деятельности на рынках развивающихся стран, несколько рекомендаций общего характера, а именно:

* Учитывая наличие экономических проблем в сочетании с недостатками институциональной системы, можно предположить, что сохранить темпы роста, отмеченные в крупных развивающихся странах в 2000–2012 гг., будет нелегко. При разработке бизнес-планов и оценке инвестиций необходимо учитывать некоторое замедление темпов роста.
* Необходимо тщательно проанализировать сильные и слабые стороны институциональной системы, поскольку страны с развивающейся рыночной экономикой сильно отличаются друг от друга с точки зрения институционального развития. Возможны большие различия в уровне институционального развития между секторами экономики той или иной страны. Глубокое знание специфики местного рынка и актуализация информации в режиме реального времени крайне важны для эффективного управления бизнесом на развивающемся рынке. Еще одним важнейшим фактором успеха является наличие правильно подобранных местных партнеров, которые помогут ориентироваться в местной политической, юридической и регуляторной системе. Роль выявления и продвижения по карьерной лестнице местных высококвалифицированных специалистов, которые лучше любого иностранца понимают местную деловую и социальную культуру, в создании сравнительных преимуществ будет возрастать.
* Крупные компании, которые осуществляют стратегические инвестиции на «пограничных рынках» (таких как страны Африки, расположенные к югу от Сахары), могут способствовать развитию местного рынка путем улучшения качества его институциональной структуры. Мероприятия в рамках этой деятельности могут включать предоставление технической помощи и консультационных услуг местным правительствам по целому ряду направлений, таких как корпоративное управление, фискальная политика и защита прав на интеллектуальную собственность. Это также могут быть инвестиции в развитие социальной и экономической инфраструктуры (например, строительство школ, автомобильных и железных дорог, сетей энергоснабжения и водоснабжения) в тех регионах, где такие инвестиции являются жизненно важными для долгосрочной успешной деятельности компании на рынке.
* Наконец, нельзя забывать о развитых рынках стран Северной Америки и Европы. Эти рынки по-прежнему будут играть весьма значительную роль в мировой экономике в течение ближайших десятилетий даже в том случае, если их средние темпы роста составят только около 2%. Результаты анализа PwC показывают, что в 2050 году средний доход на душу населения (рассчитанный по ППС) в Китае будет составлять всего лишь 40% от среднего уровня в США, а в Индии этот показатель будет равен около 25% от уровня в США. Кроме того, учитывая сильные стороны политической и институциональной системы в развитых странах, они по-прежнему будут считаться местом, где ведение бизнеса связано с меньшими трудностями и рисками.

Джон Хоксворт делает следующий вывод:

«Развитие событий в последнее время свидетельствует о том, что странам с развивающейся рыночной экономикой не гарантированы относительно высокие темпы роста. На это указывают, например, проблемы, возникшие в последнее время в России и Бразилии. Для обеспечения высоких темпов роста требуются долгосрочные и эффективные инвестиции в инфраструктуру, а также повышение качества политических, экономических, правовых и общественных институтов. Этим странам необходимо оставаться открытыми для свободного потока технологий, идей и высококвалифицированных специалистов – важнейших факторов экономического роста, позволяющих догнать развитые страны. Чрезмерная зависимость от природных ресурсов тоже может затруднить долгосрочный рост в таких странах, как Россия, Нигерия и Саудовская Аравия. Они могут решить эту задачу путем постепенной диверсификации своих экономик. Хотя результаты нашего анализа подтверждают, что страны с развивающей рыночной экономикой имеют огромный потенциал, с точки зрения институционального развития они могут быть своего рода минным полем, поэтому как руководство компаний, так и инвесторы должны проявлять осторожность, прокладывая путь на эти рынки».

Полную версию отчета «Мир в 2050 году. Продолжатся ли изменения в расстановке сил в мировой экономике?» можно посмотреть здесь.

Всемирный банк подтвердил прогноз роста мирового ВВП

В 2018 году мир должен произвести на 3,1% больше товаров и услуг

Москва. 5 июня. INTERFAX.RU – Всемирный банк (ВБ) прогнозирует в 2018 году сохранение темпов роста на уровне 3,1%, как и в 2017 году, говорится в июньском обзоре ВБ “Глобальные экономические перспективы” (Global Economic Prospects, GEP).

Прогнозы на 2019 и 2020 годы подтверждены на уровне 3% и 2,9% соответственно.

Оценка роста российской экономики в 2018 году ухудшена по сравнению с январскими ожиданиями на 0,2 процентного пункта (п.п.) – с 1,7% до 1,5%. В следующие два года, как и в зимнем обзоре, предполагается подъем на 1,8%.

В июньском прогнозе Всемирный банк задается вопросом, не наступил ли для мировой экономики переломный момент, после которого начнется торможение роста, эта мысль сформулирована и в подзаголовке обзора (“The Turning of the Tide?”). Как отмечают эксперты ВБ, “возросла вероятность дестабилизирующей волатильности финансовых рынков, повысилась уязвимость некоторых emerging markets и развивающихся стран к потрясениям такого рода. Кроме того, усилились настроения в пользу протекционизма в торговле, сохраняется повышенный уровень политической неопределенности и геополитических рисков”.

В текущем году рост экономики в развитых странах, как ожидается, составит 2,2%, а в развивающихся государствах и странах с формирующимся рынком – 4,5%, что соответствует январскому прогнозу. В 2019-2020 годах темпы роста составят в развитых странах, соответственно, 2% и 1,7%, в развивающихся – по 4,7%.

Прогнозы роста экономики США Всемирный банк повысил по сравнению с январской оценкой: на 0,2 п.п. для текущего года, до 2,7%, на 0,3 п.п. для следующего, до 2,5%. В 2020 году предполагается ослабление подъема до 2%.

Ожидания для экономики еврозоны не изменились: в 2018 году – рост на 2,1%, в 2019 году – на 1,7%, в 2020 году – на 1,5%.

Оценка повышения ВВП Японии на этот год ухудшилась на 0,3 п.п., до 1%, на 2019 год и 2020 годы прогнозы подтверждены на отметках 0,8% и 0,5% соответственно.

Китайский ВВП в 2018 году может прибавить 6,5%, замедлив подъем с 6,9% в 2017 году, при этом оценка на 0,1 п.п. выше, чем в январе. Прогноз увеличения ВВП Китая на 2019 год не изменился – 6,3%, в 2020 году рост может составить 6,2%.

Значительные колебания прогнозов зафиксированы для ряда стран Африки. Так, оценки роста ВВП Нигерии на все три года прогнозного диапазона ухудшены на 0,4-0,6 п.п., до 2,1% в 2018 году, 2,2% в 2019 году и 2,4% в 2020 году. Для Анголы, напротив, ожидания улучшились – на 0,1 п.п., до 1,7% на текущий год, на 0,7 п.п., до 2,2%, на следующий, а также на 0,9 п.п., до 2,4%, в 2020 году.

Также Всемирный банк повысил прогнозы увеличения объемов мировой торговли в текущем году с 4% до 4,3%, в следующем – с 3,9% до 4,2%, в 2020 году – с 3,8% до 4%.

Нефть, по оценкам ВБ, в 2018 году может подорожать почти на треть (32,6%) вместо ожидавшихся в январе 9,4%. В 2019 году среднегодовая цена, вероятно, уменьшится на 1,4%, в 2020 году – почти не изменится.

В долгосрочной перспективе прогнозируемое снижение мирового спроса на сырье может ограничить перспективы роста цен на него и, соответственно, будущего роста экономики стран – экспортеров сырья.

Источники:

http://www.msn.com/ru-ru/news/article/%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%BD%D0%BE%D0%B7-%D0%BD%D0%B0-2020-%D0%B3%D0%BE%D0%B4/ar-BBYx8EI

http://luckyea77.livejournal.com/1585230.html

http://www.interfax.ru/business/615810

http://turdocs.com/news/vhodit-li-bolgariya-shengen.html

Ссылка на основную публикацию